William Bullitt

William BullittМистер Твистер, миллионер!

История знает не мало людей, чья биография заслуживает особого внимания, чей жизненный путь захватывает и увлекает как скандальный мировой бестселлер. Вызывающий восхищение главный герой становится нашим кумиром. Почему? Все просто. Благодаря ему мы всемогущи, без тени сомнений можем воплотить мечту в реальность, достойно выдержать все испытания, взять от жизни все и даже больше чем это возможно!

Жизненный путь человека, о котором пойдет речь, очень близок мне. Кто знает, может быть, я никогда не услышала бы о нем и уж тем более не стала писать, опираясь на исторические данные,  о его подвигах, если бы не мои стремления, которые так тесно переплелись с его достижениями, наделавшими много шума на нескольких континентах, больше века тому назад.

Яркий, неординарный американец, наделенный неограниченными возможностями, дьявольски самоуверенный и в тоже время уязвимый одиночеством… Мне понятен его дух…  Я также как и он, начала свой путь с репортерской деятельности. Как и мой герой состояла на государственной службе, правда в отличие от него, из чувства самосохранения (кожа, знаете ли, у меня оказалась намного тоньше, чем у носорога), отказалась от искусства возможного в пользу искусства невозможного. И если я только лишь мечтала о дипломатической миссии, то героя моего рассказа она прославила, сделав его роль в мировой истории хоть и неоднозначной, но бесспорно важной.

Итак,

Мистер Твистер,6a015434a64eda970c0163027396ba970d-800wi

Бывший министр,

Мистер Твистер,

Делец и банкир,

Владелец заводов,

Газет, пароходов,

…Мистер Твистер,

Миллионер.

Это фрагмент из стихотворения, а точнее сатирической поэмы, которую советский поэт Самуил Яковлевич Маршак, лауреат Ленинской и четырёх Сталинских премий написал не случайно, а по особому заказу. Мистер Твистер, как нам казалось в детстве, отнюдь не выдуманный персонаж, а плод правильной осведомленности поэта сталинского режима, который таким образом давал советским людям представление об американских обычаях, законах и нравах. Прототипом Мистера Твистера был вполне реальный человек. Это ни кто иной, как Уильям Кристиан Буллит младший – первый посол США в Советском Союзе, который за три года службы прошел путь от восхищения и признания СССР до глубокого разочарования и обиды.

Нужно отметить, что о Уильяме Буллите (далее также Билл) невзирая на его активный и публичный образ жизни, написано мало. Тем не менее, из доступных сегодня  источников информации известно, что  родился он 25 января 1891 года в Филадельфии, штат Пенсильвания и происходил из влиятельной семьи филадельфийских банкиров. Уже один этот факт открывал перед ним немалые возможности и перспективы. В юности он занимался журналистикой, долгое время жил за границей. Владел несколькими языками: французским и немецким. Окончил Йельский университет. Занимался юриспруденцией, но, похоже, это занятие изрядно его утомляло и вызывало скуку, иначе, он не порывался бы в творческую среду, где царила вдохновляющая его атмосфера свободы и независимости. Билл был главным редактором газеты «Йельские новости». Пробовал себя в качестве сценариста для Голливуда. Написал и издал, как утверждают историки, свой единственный роман «It’s not done», ошеломивший публику того времени чрезмерной раскрепощенностью в вопросах секса, что в те времена не приветствовалось и вызывало пересуды (могла ли почтенная публика представить, что буллитовская откровенность спустя век покажется пуританской?!). Также, он напишет и опубликует работы: «The Bullitt Mission to Russia», «The Great Globe Itself» и работу «Thomas Woodrow Wilson – A Psychological Study» в соавторстве с отцом психоанализа Зигмундом Фрейдом.

Умение писать, как и умение говорить были далеко не единственными преимуществами этой харизматической личности, стремящейся обаять каждого, кто попадал в его поле зрения, правда ровно до той поры, пока влюбленными соблюдались его жизненные правила и интересы.

WilliamBullittИзвестно, что молодой Билл, окончив в 1912 году Йельский университет, вошел в список выдающихся членов тайного общества «Свиток и Ключ», которое некоторые источники называют тайным филиалом секретного общества, исторически известного как иллюминаты. Вряд ли этот факт биографии загадочного дипломата, в далеком 1935 году был известен гонимому сталинским режимом писателю Михаилу Булгакову. Мистика или стечение обстоятельств, но Михаил Афанасьевич был лично знаком с заокеанским посланником. Как известно, писатель находился в немилости у вождя мирового пролетариата, но, тем не менее, его пьеса «Дни Турбиных», именно с разрешения Сталина, вошла в классический репертуар театра и пользовалась зрительским успехом. Уильям Буллит, как и полагается послу интересовался не только политической, но и культурной жизнью Москвы, а потому посещал оцененный по достоинству самим «вождем народов» спектакль с завидной регулярностью. В распоряжении филадельфийца имелся специально для него переведенный на английский язык текст пьесы, что позволяло свободно оценить дар писателя и, восхитившись его талантом, удостоить Булгакова таким важным званием – «мастер». Вероятно, Буллит чувствовал родственную бунтарскую натуру, а потому его знакомство с писателем не ограничилось только лишь закулисьем театра. Весной 1935 года для высшего света Москвы посол давал прием в американской резиденции в Спасо-Хаусе. В числе приглашенных был и Михаил Булгаков.

Буллит, известный своей любовью к роскоши, умением ошеломлять и восхищать публику устроил небывалый по размаху для полуголодной, живущей в вечном страхе Москвы, сказочный бал. Как свидетельствуют историки, счет за торжество превышал гигантскую по тем временах сумму в семь тысяч долларов, который Буллит оплатил из своего кармана. В расходы среди прочего входили доставленные самолётом из Хельсинки тысячи тюльпанов и гастролировавший в Москве оркестр из Праги.

Из книги Леонида Спивака «Уильям Буллит: Одиночество дипломата» (Н. Новгород: Деком, 2011): «Для полуопального литератора, каковым был Булгаков, приём в американском посольстве – событие почти невероятное, сравнимое с балом у сатаны. Советская наглядная пропаганда тех лет часто изображала «американский империализм» в облике дьявола. В великом бале у сатаны реальные приметы обстановки резиденции американского посла сочетаются с деталями и образами отчётливо литературного происхождения».

BULLITT_Uiliam_3

В дневнике жены Булгакова – Елены Сергеевны, посетившей прием вместе с мужем, имеется следующая запись: «Я никогда в жизни не видела такого бала. Посол стоял наверху на лестнице, встречал гостей… В зале с колоннами танцуют, с хоров светят прожектора, за сеткой, отделяющей оркестр, живые птицы и фазаны.  …Ужинали в зале, где стол с блюдами был затянут прозрачной зелёной материей и освещён изнутри. Масса тюльпанов, роз. Конечно, необыкновенное изобилие еды, шампанского».

Булгакова не мог не ошеломить этот весенний прием-бал, о котором еще долго говорила вся Москва и, который впоследствии получил отражение в романе «Мастер и Маргарита». Судите сами, отрывок из 23 главы «Мастера и Маргариты». Великий бал у Сатаны: «Невысокая стена тюльпанов выросла перед Маргаритой, а за нею она увидела бесчисленные огни в колпачках и перед ними белые груди и чёрные плечи фрачников. Тогда Маргарита поняла, откуда шел бальный звук. На нее обрушился рев труб, а вырвавшийся из-под него взмыв скрипок окатил ее тело, как кровь. Оркестр человек в полтораста играл полонез….

… В следующей зале не было колонн, вместо них стояли стены красных, розовых, молочно-белых роз с одной стороны, а с другой – стена японских махровых камелий. Между этими стенами уже били, шипя, фонтаны, и шампанское вскипало пузырями в трёх бассейнах, из которых был первый – прозрачно-фиолетовый, второй – рубиновый, третий – хрустальный. Возле них метались негры в алых повязках, серебряными черпаками наполняя из бассейнов плоские чаши».

Сходство увиденного на приеме в Спасо-Хаусе с описанием булгаковского бала у сатаны очевидно. Иначе, где еще советский писатель мог почерпнуть такой реалистический сюжет для своего романа?! Также можно предположить, что и прототипом Воланда был именно американский посол Уильям Буллит, являвший для Михаила Афанасьевича могущество потусторонних сил, но говорить об этом со стопроцентной уверенностью сложно. Ведь сам Булгаков подчеркивал в письме советскому сценаристу Сергею Ермолинскому: «У Воланда никаких прототипов нет, очень прошу тебя, имей это в виду».

И все же я долго задавала себе вопрос, почему Буллит представлялся Булгакову демонической личностью? Почему эпиграфом к «Мастеру и Маргарите» стала цитата из Гёте:  «Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо», которую Буллит совместно с Фрейдом использовали в предисловии к биографии 28-го Президента США Вудро Вильсона? Случайностей ведь не бывает. Наверное потому, что первый американский посол, словно посланец других миров, постоянно окружённый свитой многочисленных помощников мог, особо не затрудняясь, позволить себе всё, о чём только мечталось советскому гражданину. Что конечно казалось чем-то нереальным, мистическим… Он мог быть свободным, ироничным и бесстрашным, что советским людям, как рядовым так и высокопоставленным, из-за вездесущего террора, было не под силу. Еще одним аргументом в пользу сходства Буллита с дьяволом для советского писателя мог послужить тот факт, что вскоре после бала в Спасо-Хаусе, один за другим, на «сталинскую плаху», под разными предлогами отправлялись представители советская элита. Все они расплатились за «искушение», за дух свободы, за то, что увидели иной мир.

В середине 1935 года Буллит резко изменил свое отношение к Советскому Союзу. Однажды он разочаровано резюмирует: «С советским министерством иностранных дел трудно вести переговоры, потому что в этом институте ложь – нормальное явление, а правда – ненормальное и твой рассудок оскорбляется радостным притворством, что ты поверил лжи!».

Он понял, что страна не имеет свобод, провозглашенных революцией и конституцией, что народ живет в страхе, что в России воцарился режим тирании и террора. Почти никто не смел вступать в контакты с иностранцами. Кроме того, за американским послом постоянно следили агенты НКВД, что делало его жизнь в Союзе просто невыносимой.

Поначалу в Москве послу оказывали поистине царский прием. Посольство работало на энтузиазме, а его руководитель стремился быть не просто хорошим, а отличаться от всех остальных, что он и делал, блестяще собирая необходимую информацию, анализируя ситуацию в стране, устраивая сногсшибательные увеселительные мероприятия, о которых говорила вся Москва. Буллит даже полагал, что оказываемые ему знаки внимания отражают отношение советского руководства не только к стране, которую он представлял, но и к нему лично. Но, как оказалось, Сталин всего лишь стремился извлечь максимальную пользу от сотрудничества с Америкой. «Вождь народов» полагал, что благодаря Буллиту сможет влиять на Президента США Франклина Рузвельта, а не получив желаемого результата выдавил американского посла из страны повесив на него ярлык обанкротившегося шпиона и врага мира.

Возможно, миссия в Советском Союзе стала для Уильяма Буллита наибольшим разочарованием и осознанием того, что эта далекая страна непредсказуема как ментально, так и политически. Но Мистер Твистер  – делец и банкир, в отличие от отделенных железным занавесом советских граждан имел право выбора. Он беспрепятственно перешагнул этот барьер, чтобы продолжить жизнь в привычной для него среде, жизнь человека вошедшего в политическую историю США и Советского Союза, а также классику русской литературы, жизнь неординарной, мистической и харизматичной личности, Мистера Твистера, миллионера.

Он начнет все с чистого листа и вскоре, оставит след в истории Франции, но это будет уже совсем другая история.

Статья подготовлена по материалам:

  • Леонид Спивак. «Уильям Буллит: Одиночество дипломата». Н. Новгород: Деком, 2011.
  • Булгаков М.А. Неизвестный Булгаков. М., 1993.
  • Дневник Елены Булгаковой / Гос. библиотека СССР им. В. И. Ленина / Сост., текстол. подгот. и коммент. В. Лосева и Л. Яновской. М., 1990. Критическая литература.